Анапа, п. Кордонный, 1. Т. 8(918)445-45-52
Тел. 8(918)445-45-52
г. Анапа, пер. Кордонный, 1.
Телефон 8 (918) 445-45-52
    Главная / Бермудский треугольник / Тайна Мэри Селест

    Тайна Мэри Селест

    «Мэри Селест», бригантина длиной 103 фута и водоизмещением 282 т, стала символом всего самого загадочного, что только существует на поверхности и в глубинах океана. Она была обнаружена в 800 км к западу от Гиб­ралтара (на 38°20' с. ш. и 17° 15' з. д.) 4 декабря 1872 года грузовым судном «Деи Гратиа». «Мэри Селест» под командованием капитана Бриггса вышла из Нью-Йорка 7 ноября 1872 года и взяла курс на Гибралтар. Капитан «Деи Гра­тиа» Морхауз рассказывал, что, увидев «Мэри Селест» в океане, идущую под парусами по ветру, но странными зигзагами, он сразу заподозрил неладное, приказал матросам спустить шлюпку, пришвартоваться к борту бригантины и выяснить, что же там происходит. Оказалось, что судно пусто, хотя и не име­ет, абсолютно никаких повреждений, спасательные шлюпки находятся на сво­их местах на палубе, в кают-компании стоит накрытый стол. Теперь уже ни­кто и никогда не сможет убедительно, опираясь на реальные факты, объяснить, что же случилось с судном и его экипажем!

    Прежде всего надо сказать, что ни об одном из загадочных кораблей не было написано столько, сколько о «Мэри Селест». Сообщений множест­во, некоторые из них противоречат друг другу, и отделить зерна от плевел, ска­зать, где правда, а где вымысел, чрезвычайно трудно. Из данных «Регистра Ллойда» следует, однако, что на палубе не было спасательных шлюпок. При этом они не были ни сорваны штормовым ветром, ни смыты волной, а нормаль­но спущены на воду! Это в корне меняет дело! Экипаж, следовательно, наме­ренно покинул корабль. Загадка, таким образом, сужается до вопроса о том, какие причины вынудили команду покинуть судно. Часто утверждается, что на столе были посуда, столовые приборы, хлеб, масло, яйца, чашки с недопи­тым кофе. На столике штурмана стояла бутылка с маслом. Это, казалось, долж­но служить подтверждением, что с момента перехода экипажа в шлюпки до об­наружения судна море было спокойным. Корабль вез 1700 баррелей спиртных напитков. Груз как будто бы оставался нетронутым. В трюмах было лишь не­сколько сантиметров воды, что совершенно нормально при океанских перехо­дах и не представляет никакой опасности. Важно, однако, то обстоятельство, что на борту не оказалось ни навигационных приборов, ни судовых докумен­тов. Это еще раз подтверждает, что экипаж покинул судно, причем покинул сознательно. Пишут также, что на столе лежала (или на стене висела) сабля со следами крови (или ржавчины; анализа крови, разумеется, не делали, да в те времена и не умели делать). Из некоторых источников следует, что пятна кро­ви были и на других предметах, даже на парусах. Другие источники не обмол­вились об этом ни словом. Запасов продовольствия было достаточно, равно как и питьевой воды — шестимесячная норма! Значит, не это было причиной ухо­да с корабля. На борту оставался вахтенный журнал, последняя запись кото­рого, датированная 24 ноября, отмечала местонахождение «Мэри Селест» — 160 км к западу от Азорских островов. А одиннадцать дней спустя покинутое судно было обнаружено в 700 км к востоку от Азор.

    Капитан «Деи Гратиа» Морхауз взял «Мэри Селест» на буксир и привел ее в Гибралтар. После длительных проволочек он получил небольшое вознаграж­дение за спасение судна. Как и полагалось в таких случаях, заседал суд, но вы­яснить ничего не удалось. Вскоре после этого стали распространяться самые невероятные слухи. Капитана Морхауза обвиняли в пиратстве, подозревали в том, что он напал на «Мэри Селест», выбросил ее экипаж в море, а потом полу­чил премию за «спасение» судна, что он якобы такая бестия, что у него еще до нападения были свои люди на палубе «Мэри Селест». Уильям А. Ричард, тогдашний министр финансов США, написал открытое письмо, которое было опубликовано на первой странице газеты «Нью-Йорк тайме» 23 марта 1873 года. В нем говорилось: «Обстоятельства дела вызывают весьма мрачные опасения, что капитан судна, его жена, дочь и, возможно, стар­ший помощник были убиты озверевшими от выпивки матросами, которые, по-видимому, получили доступ к бочкам со спиртными напитками. Судя по всему, судно было покинуто экипажем в период между 25 ноября и 4 декабря, и что с экипажем произошло дальше, неизвестно... Либо он был спасен другим суд­ном, либо, что более правдоподобно, погиб в море...»

    Это письмо недвусмыслен­но подтверждает то обстоятельство, что на палубе отсутствовала спасательная шлюпка, которую экипаж спустил на воду. Бунт на корабле, таким образом, одно из возможных объяснений, почему экипаж покинул судно, причем объяснений куда более приемлемых, нежели ссылка на вмешательство таинственных и сверхъестественных сил. Впрочем, шторм тоже мог стать причиной того, что команда бросилась к спасательной шлюпке, боясь, что корабль вот-вот окажется в морской пучине. Однако вместо спасения людей ожидала гибель в волнах, в то время как «Мэри Селест» устояла перед натиском стихии и продолжала плыть дальше. Бывает и так, что экипаж тонущего корабля переходит в спасательные шлюпки, но не обрубает канаты, связывающие их с кораблем, выжидая, как развернутся события дальше. И та­кой вариант не исключен, но канат перетерся, и шлюпка оказалась во власти волн. В некоторых сообщениях говорилось о неприятном запахе алкоголя на палубе. Даже небольшое количество разлитого и воспламенившегося спирта могло побудить капитана, решившего, что на судне пожар, спустить спасатель­ные средства на воду. Имеются версии, уводящие в сторону от истины, поскольку они строятся на утверждении, что, хотя команда и исчезла, спасательная шлюпка оставалась на судне. Мы полагаем совершенно объективно доказанным, что спасательной шлюпки на палубе не было.

    Решение суда, сообщение министра финансов, дневник капитана Морхауза достаточно убедительны. Весьма популярной была и версия о массовом безумии, охватившем экипаж и заставившем его кинуться в воду. Писали об инфразвуке, писали о том, что моряки впали в бредовое со­стояние, отравившись испорченной пищей. Невероятно подробно разбирает этот вопрос Л. Соучек, по профессии врач. Мы охотно присоединяемся к его вы­воду о том, что такое объяснение неправдоподобно, и восхищаемся настойчи­востью, с какой он доказывает невозможность пищевой интоксикации. В эту версию не верим и мы. И нам нет нужды в нее верить, поскольку четко доказа­но, что моряки покинули корабль, использовав спасательную шлюпку! Случай с «Мэри Селест» вновь привлек внимание спустя много лет. В 1910 году объявился человек, утверждавший, будто он единственный член экипажа «Мэри Селест», которому удалось спастись. По его словам, дело обстояло сле­дующим образом: капитан якобы вызвал старшего помощника на состязание — кто быстрее проплывет вокруг судна. Обоих сожрала акула. Погибли и моря­ки, наблюдавшие за состязанием из шлюпки, которую перевернула неожидан­ная волна. Существует, впрочем, другая версия, еще более неправдоподобная: капитан, желая научить свою дочь плавать, приказал корабельному плотнику соорудить нависавшие над морем мостки. Словно инструктор плавания, он дер­жал дочь на веревке, привязанной к шесту. Моряки с восторгом наблюдали за этой идиллией, но мостки не выдержали, все упали в море и утонули. Вариаций на данную тему множество, и, пожалуй, пора закончить их пересказ. Заслуживает упоминания лишь одно обстоятельство. Автор рассказов о Шерлоке Холмсе Конан Доил, будучи молодым и тогда еще мало кому извест­ным писателем, под впечатлением случившегося с «Мэри Селест» опубликовал в январском номере журнала «Корнхилл мэгэзин» за 1884 год рассказ в виде статьи анонимного автора, называвшийся «Сообщение Дж. Хебекука Джефсо-на». Написанное Конан Дойлем — не более чем художественная обработка изложенных выше событий. Конечно, писатель имеет полное право на вымы­сел, но случилось так, что в дальнейшем версии Конан Дойля стали верить больше, чем действительным фактам. А ведь писатель ясно дал понять, что его целью является лишь художественное оформление сюжета, а не реконструкция случившегося. Поэтому свое воображаемое судно он назвал «Мария Селеста» («Святая Мария», или «Святая Дева») вместо реальной «Мэри Селест». Вымышленное имя и у капитана. На даже это не помогло. В литературе о бер­мудском треугольнике не только всегда упоминается рассказ Конан Дойля, но часто подлинные имена и названия, связанные с этой историей, заменяют­ся придуманными писателем!

    Мы предоставляем уважаемому читателю самому решать, нужно ли для выяснения случившегося с судном «Мэри Селест» привлекать таинствен­ные и непонятные с точки зрения логики силы. Необъясненной остается и оста­нется навсегда лишь причина, заставившая экипаж покинуть судно. Был ли это бунт, шторм или нападение пиратов — любая из этих возможностей в тысячу раз правдоподобнее, чем вмешательство неких сверхъестественных сил.
    М. Губачек


    Дайвинг в Анапе © «Aquatic». г-к Анапа, пер. Кордонный, 1. Телефон: 8 (918) 445-45-52.